Город Усть-Каменогорск Сегодня

5 февраля Воскресенье 2023, 17:12

Истории домашней тирании, которые не оставят равнодушными

09:35 7 Январь 2023
0
Истории домашней тирании, которые не оставят равнодушными

Семья — это место, где должны царить любовь, уважение и забота. Но, к сожалению, так бывает далеко не у всех. Многие семьи живут в постоянном стрессе и страхе. Виной тому — агрессивное поведение одного из членов этих семей. Чаще всего в роли агрессора выступают мужчины: мужья, сожители, сыновья, отчимы, отцы... Они издеваются над родными и близкими, насилуя морально и физически. Жертвы все это терпят годами, а когда не остается сил, решаются на отчаянный шаг.

Напомним, в 2006 году в Усть-Каменогорске открылось отделение социально-психологической помощи по разрешению кризисных ситуаций (далее — кризисное отделение) для жертв бытового насилия. За годы работы в его стенах побывали тысячи жителей региона, пострадавших от кухонных бойцов. По информации сотрудников отделения, жертвами домашних тиранов становятся не только женщины, но также дети и пожилые.

Вырастили на свою голову!

Специалист по социальной работе Салтанат Нургазинова вспоминает: однаж­ды в кризисное отделение поступила 72-летняя пенсионерка, которую на протяжении долгих лет избивал собственный сын.

— Со слов женщины, проблемы в ее семье начались после смерти мужа: сын стал выпивать, связался с плохой компанией, где попробовал наркотики, — рассказывает Салтанат Каип­хановна.

Мужчина сменил множество наркотических средств. Дошло до того, что он стал готовить дурманящее зелье на собственной кухне. Как результат — в квартире стоял невыносимый запах. Чтобы амбре не распространялось по всему дому, пенсионерка заклеивала в квартире все отдушины. Она вообще всячес­ки скрывала зависимость сына.

С каждым годом ситуация в семье усугублялась. Из-за долгов, которые накопил мужчина, квартиру пришлось продать и переехать в комнату в общежитии. Осложняло положение пенсионерки то, что во время ломок сын ее жестоко избивал, чтобы получить деньги на очередную дозу.

— Мужчина бил мать руками, ногами, в ход шли кухонные принадлежности и посуда: деревянные скалки, кастрюли, другое, — говорит специалист по соцработе кризисного отделения. — Когда у матери заканчивалась пенсия, он заставлял ее просить в долг у знакомых или брать кредит. Как делилась пенсионерка, особенно страшно было, когда сын зажимал ее в углу, снимал со шприца иглу и этой иглой медленно наносил ей удары по всему телу. Такие пытки продолжались, пока женщина не соглашалась отправиться на поиски денег.

Однако несмотря на ужас, который ежедневно приходилось испытывать, пенсионерка в полицию не обращалась: жалела сына-изверга.

Любовную лодку разбил кулаком

По наблюдениям сотрудников кризисного отделения, в основном бытовое насилие совершается в отношении жен и сожительниц. Бывает, что домашний террор доводит женщин до крайности.

— Нам приходилось помогать женщине, которую издевательства со стороны сожителя подтолкнули к попытке самоубийства, — вспоминает Салтанат Нургазинова.

Со своим мучителем женщина, решившаяся на отчаянный шаг, была в отношениях около восьми лет. У нее был сын-подросток, которого отчим недолюбливал и часто выпроваживал к бабушке в гости. Когда парень выходил из дома, мужчина закрывал дверь и убирал ключи в карман. По этому движению женщина понимала, ЧТО будет происходить дальше.

— Причина избиений была любой: не так ответила, не так посмотрела, посудная тряпка лежала не на своем месте, — отмечает Салтанат Каипхановна.

Однажды после очередных побоев женщина села за руль и поехала к родителям в деревню. По пути она разогнала автомобиль и на скорости съехала в кювет.

— Она решила покончить с жизнью, потому что находилась в постоянном страхе и напряжении из-за систематических угроз, жестокого обращения и унижения, — поясняет соцработник.

Попытка самоубийства не удалась. В результате аварии женщина осталась жива, но у нее был поврежден позвоночник. После выписки из больницы она продолжала реабилитацию дома. На восстановление ушло около четырех месяцев. Все это время сожитель ухаживал за ней, отношения, казалось, наладились. Но как только женщина пошла на поправку, он снова избил ее, да так сильно, что она попала в травматологическое отделение с многочисленными ушибами и сотрясением мозга.

— В основном причиной неадекватного поведения домашних тиранов становится алкоголь или психотропные вещества, — говорит Салтанат Нургазинова. — В этом случае мужчина был абсолютно трезв.

Собеседница вспомнила еще одну жуткую историю:

— Как-то раз к нам пришла женщина с двумя маленькими детьми. Едва переступив порог кризисного отделения, она упала в обморок. Мы вызвали скорую помощь. Оказалось, что у нее пробита голова: муж во время очередного скандала швырнул в нее каким-то тяжелым предметом.

Салтанат Каипхановна отмечает: часто жертвами кухонных бойцов становятся бывшие воспитанницы детских домов.

— У них нет опыта проживания в семье, нет примера отношений родителей, они не знают, как должно быть, — поясняет соцработник. — Возможно, они зарятся на жилье, деньги мужчин, другие материальные блага, которыми были обделены в детстве. Так сказать, ведутся на красивую жизнь. Но обманываются — и оказываются в руках тиранов. Кто-то успевает получить квартиру после детдома, а кто-то даже не знает о том, что им положено, потому как в правовых вопросах наше население часто безграмотно.

Также, по словам Салтанат Нургазиновой, нередко битыми оказываются те женщины, которые в детстве были свидетелями насилия, совершаемого в отношении их матерей.

— Многие женщины, поступающие к нам, рассказывают, что папа бил маму. Они проецируют этот опыт на свою жизнь. Все идет из детства, — уверена собеседница.

Большие муки маленьких людей

Как отмечает Салтанат Нургазинова, в семьях, где от домашнего насилия страдают женщины, прак­тически всегда достается и детям. Такие истории, по признанию специалиста, особенно трогают и надолго остаются в памяти.

— Несколько лет назад в наш приют пришла мама с сыном пяти-шести лет. Они убежали из дома, потому что устали от издевательств супруга женщины. Мальчику мужчина являлся отчимом. Каждый день он пил. В состоянии опьянения бил, душил жену, требовал сдать пасынка в детский дом. Неоднократно в присутствии матери мальчик был избит до серьезных травм, — рассказывает Салтанат Каипхановна.

Работникам кризисного отделения мальчик рассказывал, что отчим бил его по голове, пинал, кидал в угол, швырял в него различные тяжелые предметы, тушил об него окурки и пытался душить.

— Как говорил ребенок, отчим запрещал ему гулять, пока с тела не сойдут гематомы. Мы видели на его руках рубцы от ожогов. Он говорил, что сильно боится папу, — с дрожью в голосе вспоминает собеседница.

Со слов мальчика, мама всячески защищала его, из-за чего получала тумаки от мужа. Также ребенок рассказывал, как спасал маму. Однажды пос­ле очередных побоев мужчина закрыл их в квартире. Женщина была сильно избита и не могла самостоятельно передвигаться. Мальчику пришлось выбить окно и звать на помощь.

В полицию женщина не обращалась, потому что боялась дальнейшей расправы со стороны мужа-тирана. Неоднократно она, прихватив сына, убегала из дома, пряталась у соседей и подруг.

К слову, родные сыновья и дочери также становятся жертвами отцов-дебоширов. Таких случаев за 16 лет работы в кризисном отделении Салтанат Нургазинова тоже видела немало. Детей бьют всем, что под руку попадется: ремнями, скакалками, шнурами от бытовой техники…

— Безусловно, на детях насилие сказывается. Даже если не направлено на них напрямую. Мальчишек и девчонок домашние тираны могут не трогать, но им достаточно видеть, как бьют, к примеру, их маму или бабушку. В таком случае они страдают не меньше. Это психологическое насилие, — подчеркивает собеседница.

От перенесенного стресса у детей может возникнуть энурез, они замыкаются в себе.

— Пока ребятишки находятся здесь, мы пытаемся помочь им психологически. Элементарно пожалеть, — делится Салтанат Каипхановна. — В семье они чаще всего обделены лаской, вниманием. Мы с ними обнимаемся, желаем хорошего дня в саду, хороших отметок в школе. Потом они сами приходят к нам обниматься, ведь дома таких отношений не видели: папа бил, а маме некогда было заниматься детьми, ей постоянно приходилось угождать агрессору.

Поступают в кризисное отделение и дети, в отношении которых совершалось сексуальное насилие или домогательство. Такие случаи отрабатываются особенно тщательно.

— С апреля у нас действует программа по работе со следственными органами. У нас есть специально отведенный кабинет, где с жертвами сексуального насилия проводят беседу прокурор и адвокат. Допрос детей ведется в присутствии психологов. Предварительно психологи подготавливают пострадавших ребят к разговору, чтобы он прошел для них максимально безболезненно, — отмечает соцработник.

Проблема в головах?

Недавно мониторинговое агентство "Еnergyprom.kz" опубликовало следующую статистику: за январь – ноябрь 2022 года в Казахстане зарегистрировано 841 уголовное правонарушение в семейно-бытовой сфере. Лидером по числу таких преступлений названа Восточно-Казахстанская область, где зафиксировано 100 случаев семейно-бытового насилия.

Всего в 2022 году в кризисном отделении для жертв бытового насилия прошли реабилитацию 51 человек.

— Сказать, что из года в год идет увеличение или снижение случаев насилия в семье, — нельзя. Нет какой-то строгой динамики, — отмечает Салтанат Нургазинова. — В основном обращения к нам учащаются после праздников.

Кризисное отделение работает как приют. Там людям предоставляется временное проживание. Также в отделении работает консультативный пункт и телефон доверия, позвонив на который, можно получить психологическую помощь.

— Если женщина хочет остановить насилие, она должна обратиться в правоохранительные органы. Агрессора на время закроют, и у его жертвы появится возможность уехать куда-нибудь, — советует Салтанат Каипхановна. — Однажды у нас был такой случай: женщина настолько устала от издевательств своего мужчины, что за один день уволилась с работы, забрала документы детей из школы и сада, привезла к нам вещи, которые удалось собрать. Мы съездили на вокзал, купили ей билеты, и она уехала в Россию к родителям. Бросила все и сбежала, потому что наболело, накипело и терпеть больше не было сил.

Этот случай, как нам показалось, скорее исключение, чем правило. Ведь многие женщины на протяжении все своей жизни терпят издевательства, не решаясь уйти от мужей-тиранов.

Салтанат Нургазинова пояснила, почему так происходит:

— Это называется виктимное поведение, или поведение жертвы. Такие женщины эмоционально неустойчивы, покорны, доверчивы, не умеют постоять за себя. Они понимают, что надо поднять детей, при этом своего дохода не имеют или зарабатывают гораздо меньше, чем их мужчины. Они зависят от агрессоров, поэтому не уходят.

На вопрос о том, реально ли искоренить такое явление, как бытовое насилие, Салтанат Каипхановна уверенно ответила:

— Пока есть семья, будет и насилие в ней. Другое дело, терпеть его или нет. Нужно менять отношение женщин и общества в целом к этому явлению. Наши люди как рассуждают: "Она сама виновата, что муж ее бьет". Или "Бьет — значит любит". Сор из избы выносить не принято. Все это предрассудки. От них надо избавляться.

***

Если вы подвергаетесь насилию в семье, обращайтесь по следующим номерам:

  • 77-19-22, 8-771-44-511-44 – телефон доверия кризисного отделения для жертв бытового насилия;
  • 150 – национальная телефонная линия доверия для жертв бытового насилия, для детей и молодежи;
  • 111 – экстренная служба для детей;
  • 116-16 – национальная горячая линия.

Все номера работают круглосуточно.

Дарья Хацанович