Город Усть-Каменогорск Сегодня

5 декабря Понедельник 2022, 16:11

Как обучают детей с инвалидностью в школах ВКО

09:30 26 Ноябрь 2022
0
Как обучают детей с инвалидностью в школах ВКО

Обучение особых детей требует перестройки всей системы воспитательной работы в школе

Фото: Ирина Плотникова

Согласно Государственной программе развития образования и науки в РК, к 2025 году любой ребёнок с инвалидностью должен без проблем обучаться в любой общеобразовательной школе страны. Достижима ли эта задача? Какую цель преследует государство, сажая особых детей в обычные классы? При каких условиях инклюзивное образование даст ожидаемые плоды, изучал корреспондент YK-news.kz.

Равный доступ 

В 2015 году Казахстан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов, которая гарантирует всем детям с особыми образовательными потребностями (ООП) право на качественное и доступное инклюзивное образование. Слово "инклюзив" означает "включённость", оно предполагает, что лица с инвалидностью могут обу­чаться в обычной общеобразовательной школе рядом со здоровыми детьми. В июне 2021 года Президент РК Касым-Жомарт Токаев подписал Закон "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам инклюзивного образования". Согласно этому закону, детские сады и школы должны принимать всех детей с ООП, проживающих в микрорайоне. Для их обучения создаются специальные учебные программы.

К 2025 году все без исключения организации образования должны быть на 100 процентов подготовлены к обучению детей с ООП. В документе прописан ряд организационных мер, в частности, изменятся требования к квалификации педагогов, работающих в системе инклюзивного образования, появятся специалисты по сопровождению детей с ООП. 

Кроме того, планируется оснащение школ специальным оборудованием, мебелью, кадрами, учебниками и учебно-методическими комплексами, пандусами, подъемниками, лифтами и др. 

Но всё ли учтено составителями инклюзивной модели казахстанского образования? Попробуем разобраться.

Необходимые условия

Школы ВКО уже несколько лет обзаводятся пандусами, кнопками вызова (для маломобильных), тактильными дорожками и указателями жёлтого цвета с надписями шрифтом Брайля (для слепых). В некоторых школах оборудуются туалеты с поручнями для колясочников. К сожалению, доступная среда в подавляющем большинстве школ заканчивается на уровне первого этажа. Планировка старых школьных зданий не позволяет  встроить лифт для подъёма с этажа на этаж. Такие лифты предусмотрены только в зданиях, строящихся по проекту "Комфортная школа". На сегодняшний день по ВКО есть только две такие школы. Передвижение колясочников во всех остальных учебных заведениях области по-прежнему представляет проблему.

В настоящее время уже ведётся подготовка учителей к работе в системе инклюзивного образования. В частности, специальное обучение проходят педагоги школы-центра дополнительного образования (ШЦДО) № 19 в Усть-Каменогорске. В этой школе обучается большое количество детей с ООП.

— Я прошла курсы Брайля, при необходимости могу преподавать слабовидящим и тотально слепым детям, — рассказывает заместитель директора ШЦДО № 19 Евгения Огнёва. — Хоть я сейчас не работаю с этими детьми, но могу печатать шрифтом Брайля. Конечно, не так быстро, как наши детки. Все педагоги, которые с ними работают, прошли специальное обучение.

С особыми детьми в ШЦДО № 19 работает целый коллектив: классный руководитель, воспитатель, психолог, дефектолог-тифлопедагог (специалист по обучению слепых), логопед, музыкант. Имеются два класса для индивидуальных занятий, оснащённые необходимым оборудованием, позволяющим развивать детей с инвалидностью: доска Монтессори — тренажёр для развития мелкой и крупной моторики рук и тактильного изучения различных поверхностей, печатная машинка со шрифтом Брайля, принтер для печати выпуклых рисунков, специальная мебель и учебники. В кабинете лечебной физкультуры есть тактильные дорожки, беговой и велотренажёры, мячи с колокольчиками для голбола (игра для слепых). У детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата своя игра на координацию движений — бочча. Заниматься с детьми приходит тренер из детского реабилитационного центра.

Всё это оборудование, по словам педагогов, весьма дорогостоящее, закупил для школы благотворительный фонд "Дара". Специальная мебель сконцентрирована в отдельных кабинетах, где дети занимаются постоянно. В школах, где действует кабинетная система, при появлении хотя бы одного слабовидящего ребёнка пришлось бы оборудовать специальной мебелью практически каждый учебный класс. Имеется ли на сегодняшний день такая финансовая возможность? И как скоро обычная школа сможет закупить и установить всё необходимое для обучения и развития особенного ребёнка? Но без этого инклюзив будет утопией или профанацией. А ведь материальная проблема, увы, не единственная.

Непохожие

Специалисты констатируют, что в Казахстане с каждым годом становится всё больше детей с особыми образовательными потребностями. Возможно, это связано с тем, что в последние годы врачи научились выхаживать глубоко недоношенных. В настоящее время живорождённым считается младенец весом 500 граммов. К сожалению, в процессе выхаживания могут недоразвиться некоторые органы и системы. В коррекционном ШЦДО № 19 сегодня учатся семеро слепых детей. Шестеро из них родились с недостатком массы тела. 

Ещё пару десятилетий назад инвалиды обречены были вести жизнь отшельников, отрезанные от окружающего мира инфраструктурой, рассчитанной на здоровых людей. Сегодня люди с инвалидностью выходят из замкнутого пространства, чтобы жить, учиться и работать среди нас. Но готово ли к этому наше общество? 

В школе-гимназии № 10 Усть-Каменогорска сегодня нет особых детей. Но в прежние годы её успешно оканчивали дети с проблемами слуха, опорно-двигательного аппарата, выраженными внешними отличиями. Эти ребята пользовались авторитетом в школе. Но даже они сталкивались с проблемами в социуме.

— Наш особый ученик, проходивший годичное обу­чение в США, говорил, что там ему было комфортнее, чем дома, — рассказывает психолог школы-гимназии № 10 Ирина Сложеникина. — Там спокойно относятся к людям с особенностями. У нас же пока инвалид воспринимается как что-то исключительное. В нашей школе обучались дети с чисто внешними отличиями, которых нормально воспринимали товарищи. Но идя с ними по городу, я замечала, что на них пальцем показывают даже взрослые люди. Мне кажется, что у нас пока нет инклюзии в обществе. Это и из семьи идёт. Должна быть огромная воспитательная работа в классе, чтобы детей учить терпимости. Это большие усилия классного руководителя — выстраивать отношения детей. В нашей школе, насколько я знаю, никогда не гнобили детей с особенностями. Но такое бывает часто.

По мнению специалистов, самыми большими противниками инклюзии иногда становятся родители здоровых детей. Особый ребёнок требует повышенного внимания учителя.

— Плюсы инклюзивного образования в том, что наши дети с ООП раскрепощаются среди здоровых детей, — констатирует дефектолог-тифлопедагог Айжан Тленова. — Минус в том, что учителям тяжело работать. Они должны раскрыть тему для всего класса — и в то же время отвлекаются на одного-двух детей. Ещё не всегда есть педагог-ассистент. Я считаю, что эти детки всё же должны быть именно в коррекционной среде. Разделить их по группам: дети с ЗПР — по отдельной программе, класс для умственно отсталых — отдельно. Аутисты отвлекают всех детишек, они бывают агрессивны. Конечно, родители здоровых детей будут против, что кто-то мешает их детям в учебном процессе.

Мнения коллег на этот счёт иногда расходятся, но в главном едины: коррекционная среда нужна.

— То, что у нас дети с особыми образовательными потребностями сидят в общеобразовательных классах — с одной стороны, это хорошо, — констатирует психолог ШЦДО № 19 Наталья Клиновицкая. — Но не всем категориям детей это нужно. Кому-то легче воспринимать материал в индивидуальном порядке, когда учитель с ним отдельно занимается, нет лишних раздражителей и шума, обучение идёт в своём темпе. А вот дети с умственной отсталостью смело социализируются. Они любят общество, тянутся за здоровыми детьми, подражают им. Если давать задания полегче, соблюдая общий план, ребёнок пойдёт в своём темпе. Детям с ЗПР просто нужно давать больше времени, чтобы подумать, объяснять им более простыми словами. Немного терпения учителю — и ЗПР перейдёт в норму. Сложнее всего с такой категорией, как аутисты. С ними нужно работать больше индивидуально.

Разумеется, обучение особых детей требует перестройки всей системы воспитательной работы в школе. Здоровых учеников нужно учить правильно воспринимать своих сверстников.

— У нас 15 учащихся в коррекционных классах и четверо — в обычных: два ребёнка с заболеванием опорно-двигательного аппарата (ДЦП) и двое с сахарным диабетом, — рассказывает директор ШЦДО № 19 Кайрат Кикбаев. — Одна девочка с остаточным зрением тоже учится в обычном классе. Интеллект сохранный, передвигается сама — почему бы и нет? Когда к нам приходят ученики из другой школы, я приглашаю их к себе и объясняю: "У нас школа особенная. Здесь учатся дети с особыми образовательными потребностями, поэтому выработано толерантное отношение ко всем. Они такие же, как ты". Потом наблюдаю за ними. Сама система выстроена так, что мы этих детей не отделяем, они во всём участвуют, во всех мероприятиях. Им легко будет в обществе.

Педагоги в один голос говорят о том, что очень важно не перейти грань, за которой у особого ребёнка может сформироваться позиция жертвы: "Я такой, потому мне все должны!" Задача инклюзива — воспитать его равным среди равных. И в этом важнейшую роль имеет позиция самих родителей такого ребёнка.

— У нас есть одна девочка с диагнозом ДЦП, обучается в первом классе, — делится директор СШ № 11 города Риддера Эльвира Бытыкова. — Она ни за что не разрешит вести себя за руку. Стремится быть, как все. Мама очень мудрая, говорит: "Не надо её жалеть, она будет выполнять всё наравне со всеми!" Такой стержень у девочки внутри. Иногда нам больно на это смотреть, но даём ей возможность действовать самостоятельно. Отношение к особенному ребёнку в школе будет основано на том, какая обстановка окружает его дома.

При этом психологи предупреждают, что недопустима и другая крайность — отрицание родителями того, что возможности ребёнка все же ограничены. Не надо надеяться на то, что, попав в обычный класс, маленький инвалид станет обычным. Нужно позволить ему быть собой и развиваться в том темпе, который доступен ему.

Благоприятная среда

В ШЦДО № 19 своя история успеха в работе с особыми детьми. И здесь не стремятся посадить каждого такого ребёнка в обычный класс. В школе пошли по пути создания коррекционных классов, чтобы не только обучать детей с ООП, но и дать им максимальное развитие. С февраля 2019 года здесь работает класс для тотально слепых детей. Это была инициатива самих родителей, обратившихся к директору школы. 

— Кайрату Фазыловичу спасибо, он сразу откликнулся, — рассказывает Мадина, мама Аяжан. — Каждый учитель нашёл подход к моему ребёнку. Она в принципе была не общительная. А сейчас она улыбается. Любит обниматься со всеми учителями. В столовую наши прямо бегут. Им нравится быть, как обычные дети. Ориентируются на них. В коллективе у них какие-то общие привычки появились, современный сленг. Дети развиваются. У них дружный класс. Даже уже любовь какая-то начинается, ухаживания. За три с половиной года колоссальный прогресс. Хорошо бы, чтобы такие коррекционные классы открывались при обычных школах. И для обычных детей это плюс. Они будут добрее.

Родители уверены, что в обычном классе дети не смогли бы учиться так успешно. Ведь рядом с ними не было бы столько специалистов, работающих исключительно над их развитием. Теперь же перед ребятами открываются возможности для полной и яркой жизни — невзирая на ограничения.

— Что будет после школы, для нас пока большой вопрос, — рассуждает Раушан, мама Алии. — Я пока не знаю, какие наклонности сформируются у моей дочери. Она ещё в шестом классе, есть время подумать. Наш директор Кайрат Фазылович сказал так: "У ваших детей будут не справки, а аттестаты, как в обычной школе. Это даёт возможность им поступать в колледж. Сейчас очень много инклюзивных онлайн-программ, дети могут получить профессию". На данный момент нам созданы очень хорошие условия. Сейчас они в школе, как дома.

Ирина Плотникова