Город Усть-Каменогорск Сегодня

30 октября Пятница 2020, 07:27
430.51 505.72 5.51 64.14

Почему в Восточно-Казахстанской области дорожает хлеб?

11:51 13 Октябрь 2020
0
Почему в Восточно-Казахстанской области дорожает хлеб?

Стоимость хлебобулочных изделий в регионе медленно, но верно растет. Представители власти и конечные потребители сетуют на мукомолов области и обвиняют их в дороговизне социально значимого продукта. Но, по мнению мукомолов, причина в дорогом зерне и необъективной оценке проб­лемы властями.

Нашли виноватых?

14 июля нынешнего года жители Усть-Каменогорска заметили, что цена буханки хлеба резко поднялась. В отдельных магазинах этот продукт приходилось покупать за 120 тенге. 

— Повысить цены хотели еще в марте, но тогда из-за коронавируса сделать это не удалось. Сейчас по согласованию с акиматом подняли стоимость хлеба высшего сорта до 105 тенге. При этом стоимость хлеба первого сорта — 85 тенге, — прокомментировали ситуацию в одной из пекарен города.

В качестве причины на предприятии назвали подорожание муки. Подобная ситуация наблюдается и в других городах области.

Горожане на такие новости отреагировали негативно, ведь незадолго до указанных событий представители местных и региональных властей начали обстоятельную работу по контролю цен на продовольственные товары "социальной" группы, к которым относятся мука и хлеб. Так, по данным департамента Комитета по защите и развитию конкуренции МНЭ РК по ВКО, с 16 марта текущего года городской маслихат стал проводить ежедневный мониторинг цен на такие товары.

Также 8 апреля в стране были установлены предельные цены на социально значимые продукты. А 10 апреля новость прокомментировали в городском акимате, сообщив, что для областного центра верхний порог цены на формовой пшеничный хлеб из муки первого сорта составит 150 тенге, а на килограмм пшеничной муки первого сорта — 146 тенге. Кроме того, в городской администрации предупредили: превышение предельных цен повлечет за собой штраф в размере от 100 МРП.

— Совместным приказом министра торговли и интеграции, министра сельского хозяйства и министра национальной экономики РК на период действия ЧП в стране введены предельные розничные цены на социально значимые продовольственные товары. В случае, если вы столкнулись с фактами, когда цена оптового поставщика уже оказывается выше или равна предельной розничной, просим вас сообщить об этом в городской отдел предпринимательства, — обратились к гражданам городские власти, призывая людей оказать помощь в выявлении нарушителей.

И вроде бы регулятивный механизм был не только разработан, но и введен. Однако цифры на ценниках на муку и хлеб продолжили расти.

— Оптовая цена муки в начале текущего года составляла 108 – 110 тенге за килограмм. В мае  уже 120 – 127 тенге за килограмм. Соответственно, растут оптовые цены на хлеб из муки первого и высшего сорта, — объяснили в департаменте Комитета по защите и развитию конкуренции МНЭ РК.

Таким образом, почти за полгода мука подорожала на 11 – 15,4 процента.

Не с той стороны подошли

Руководители мукомольных предприятий области охотно рассказали корреспонденту YK-news.kz о локальных и глобальных проблемах отрасли, но раскрывать свои личные данные никто из них не захотел. По словам предпринимателей, маржинальность зерноперерабатывающего сектора на настоящий момент близка к нулевой отметке и продолжает падать.

— Мы не вписываемся в те предельные цены, которые установлены. Мы работаем в ноль или в минус, потому что нам не разрешают поднимать цены на хлеб, несмотря на то, что затратная часть у нас выросла, — отметил один из наших собеседников.

Все участвующие в интервью мукомолы подтвердили: сегодня местные и республиканские власти контролируют ситуацию и устанавливают предельные цены на муку и хлеб, но не регламентируют стоимость зерна. А ведь именно стоимость сырья задает цену конечного продукта.

— Большая часть мукомольных предприятий ВКО не имеет собственных посевных площадей и по рыночным ценам закупает зерно у сельхозтоваропроизводителей, — уточнил еще один представитель отрасли. — Стоимость пшеницы никто не контролирует. Собрав ее один раз в году по осени, до следующего года производители зерна могут неоднократно повышать цены на продукцию.

По поводу причины колебания стоимости сырья у мукомолов также есть свое мнение.

— Зерно зачастую скачет в цене вместе с долларом, так как оно экспортируется и завязано на курсе доллара, — объясняет непостоянство ценника один из мукомолов. — А у нас обозначена верхняя граница цены, выше которой продавать свой продукт мы не можем. Но это рынок, и все его участники должны быть гибкими, должны реагировать на изменения.

Нельзя сказать, что в областной администрации не знают о проблеме мукомолов. По данным областного департамента Комитета по защите и развитию конкуренции, ранее мукомолы уже вступали в диалог с представителями власти.

— Одной из основных проблем, по информации производящих муку и хлеб предприятий, является повышение цен на зерно у сельхозтоваропроизводителей, — подтверждают в департаменте Комитета по защите и развитию конкуренции.

Но кардинально повлиять на ситуацию не могут ни в одном государственном ведомстве. По сведениям самих мукомолов, в качестве варианта решения проблемы производителям муки предлагали сообщать о фактах не­обоснованного завышения цен на зерно. Но эту меру они не оценили, сославшись на то, что подобные действия являются прямой дорогой к разрушению деловых связей с поставщиками пшеницы и краху бизнеса.

Между тем ситуация продолжила усугубляться. 22 сентября 2020 года государственная продовольственная корпорация, которая задает тон рынку, объявила закупочные цены на зерно.

— Продкорпорация установила цену на пшеницу 83 – 87 тенге за килограмм. Дешевле этой цены мы никак не купим. Но чтобы мука стоила хотя бы 120 тенге (оптовая стоимость – прим. ред.), пшеница должна стоить 70 – 75 тенге, — объяснил участвующий в интервью владелец мельницы.

Сильный конкурент

При этом о проблемах отрасли на городском и областном уровнях мукомолы говорят лишь как о второстепенном факторе.

— Искусственное сдерживание цен на муку и хлеб — это часть проблемы. Основная беда в том, что наше сырье уходит из страны, — считает представитель зерноперерабатывающей отрасли. — Наши соседи в Узбекистане построили хорошие и мощные перерабатывающие комплексы. Они покупают наше зерно, перерабатывают его и продают муку нашим клиентам в Афганистане. Они даже поставляют готовую муку из нашего же зерна в страну. Например, в южные регионы Казахстана муку завозят из Ташкента. Узбекистанских производителей поддерживает и субсидирует государство, поэтому мы не можем конкурировать с их ценами.

Кто-то из опрошенных видит решение в том, чтобы контролировать экспорт зерна.

— Ситуация, которая складывается — тяжелая. Как ее можно решить? Закрыть экспорт зерна. Ведь экспортируют в долларах, а доллар растет. Естественно, производителям зерна так выгоднее. Хотя сентябрь уже кончается. Уже больше половины сырья продали на экспорт, — комментирует владелец мельничного комплекса.

Другие считают, что зерноперерабатывающая промышленность нуждается в помощи со стороны государства.

— Этот вопрос изначально надо решать в правительстве. Надо перенимать опыт зарубежных стран. Например, убрать возврат НДС на экспорт сырья по примеру Китая, убрать налоги на импорт пшеницы, — высказывает свою точку зрения еще один предприниматель. — В подобных ситуациях государства начинают субсидировать проседающие отрасли.

Есть также мнение, что принцип невмешательства в рыночные отношения будет наиболее корректным в данном случае.

— Искусственное сдерживание цен ведет к тому, что разница в цене за булку хлеба с той же соседней Россией колоссальна. То есть в России государство ценник не регулирует, и отрасль рентабельна. А у нас медленно и методично отрасль уничтожается ценовым давлением, — считает еще один представитель отрасли.

В коллективном письме на имя Президента Рес­публики Казахстан от 27 февраля 2020 года мукомолы из ВКО представили неопровержимые факты того, что отрасль переживает тяжелые времена.

"В 2018 году Казахстан экспортировал около 2 400 000 тонн муки, а в 2019-м — около 1 300 000 тонн. Регресс на лицо", — заявили в письме предприниматели.

По мнению представителей отрасли, в этом году ждать улучшений показателей не стоит. Ведь для обеспечения внутреннего рынка достаточным количеством продукции во время пандемии 22 марта Казахстан ввел запрет на экспорт муки. При этом запрет не коснулся экспорта пшеницы. И, как объясняют сами мукомолы, государственная машина среагировала на опасную для производственной сферы ситуацию слишком поздно. Когда запретили экспорт зерна, огромные объемы сырья уже успели вывезти за границу.

"По данным АО "Астык Транс", за 27 дней марта на экспорт было вывезено 636 тонн зерна", — уточнили мукомолы области в открытом письме президенту.

Предприниматели объясняют, ажиотаж на зерно возник тогда, когда бывшие покупатели муки не смогли приобрести готовый продукт и удовлетворить потребность в муке и вынуждены были покупать сырье для дальнейшей переработки.

Но фоне этого рынок был разбалансирован. Данная ситуация нанесла отрасли еще один серьезный удар.

Как карточный домик

— Представьте, 90 процентов мельниц Казах­стана сейчас стоят. Такими темпами мы скоро будем не производить муку внутри страны, а покупать ее из Узбекистана. Собственное производство будет разрушено, — считает владелец мельничного комбината в ВКО.

Мукомолы сходятся во мнении, что в случае бездействия страна может лишиться собственного производства и стать импортером муки, потеряв целую отрасль. Вытекающие отсюда проблемы — сокращение рабочих мест и налоговых поступлений в бюджет. Но и это еще не все. Крах мукомольного производства неизбежно приведет к кризису в сопутствующих отраслях сельского хозяйства. А значит, пострадают животноводство, птицеводство и другие зависимые от продуктов переработки зерна направления.

Елизавета Седых