Город Усть-Каменогорск Сегодня

15 августа Понедельник 2022, 18:28

Полицейский, совершивший смертельное ДТП, признан невиновным

09:30 30 Июль 2022
0
Полицейский, совершивший смертельное ДТП, признан невиновным

Тёмной октябрьской ночью четверо молодых людей меняли колесо на обочине трассы Семей — Усть-Каменогорск. Промчавшийся мимо автомобиль сбил троих из них и, не остановившись, уехал с места происшествия. Один из парней получил телесные повреждения, несовместимые с жизнью. Но прокуратура признала, что в действиях подозреваемого отсутствует состав преступления. Водитель оказался сотрудником правоохранительных органов...

Колесо судьбы

Александру Климову уже никогда не исполнится 23 года. Его жизнь неожиданно оборвалась ранним утром 2 октября 2021 года. Накануне вечером Саша с другом Фахриддином поехал в Семей за своей невестой Настей Трифоновой. Он планировал познакомить девушку со своими родителями. 

На обратном пути, на 25 километре от Семея у Сашиной машины лопнуло заднее левое колесо. Запасного в багажнике не оказалось. Молодые люди на попутке вернулись в город на шиномонтажку. Когда колесо было починено, девушка попросила своего приятеля Александра Сердюка подбросить их на 25 километр. 

Подъехав, Сердюк остановил свой автомобиль в трёх метрах позади машины Климова, стоящей на обочине у самого края проезжей части. Оба авто мигали аварийной сигнализацией, знак аварийной остановки ребята не выставили (Согласно Правилам дорожного движения, знак аварийной остановки выставляется при мигающей аварийной сигнализации в случаях остановки в местах, где она запрещена, или при видимости менее 100 метров, а также при совершении ДТП. В данной ситуации Климов и Сердюк не обязаны были его выставлять, то есть ребята ПДД не нарушили). Погода была пасмурная, но асфальт оставался сухим. Было около полуночи.

Пока Сердюк поднимал домкратом машину, Климов прилаживал на место колесо. Настя и Фахриддин подсвечивали им фонариками. Внезапно мимо них на большой скорости промчалась машина. По словам свидетелей, Климова отбросило на несколько метров, Сердюка снесло его телом и ударило о водительскую дверь. Анастасию Трифонову задело и кинуло на крыло стоящей машины. 

Момент трагедии бесстрастно зафиксировал видеорегистратор с автомобиля Сердюка. На записи хорошо видны габариты и мигающая аварийная сигнализация машины Климова. С момента, когда свет фар озарил людей, стоявших у заднего левого колеса, до момента столкновения проходит не более двух секунд. При этом автомобиль, наехавший на ребят, мелькает так быстро, что рассмотреть его не представляется возможным. 


Это видео с регистратора машины Александра Сердюка ребята пересняли спустя несколько минут после ДТП, пока ожидали "скорую". Автомобиль, сбивший ребят, мелькает так быстро, что невозможно заметить ни его цвет, ни очертания.

— Он не останавливался, лишь слегка сбросил скорость, — показал в ходе следствия Фахриддин Алиев. — Я его увидел на расстоянии примерно 70 метров и побежал в его сторону. Но он лишь нажал на газ и уехал дальше. Марку транспортного средства мне заметить не удалось, так как скорость была высокая. Но я заметил, что машина была белого цвета.

Цвет машины ребята определили также по куску бампера, оставшемуся на месте столкновения. Когда белая машина скрылась из виду, они принялись звонить в полицию и скорую помощь. "Скорая" приехала примерно через полчаса и отвезла пострадавших в БСМП Семея. Там врачи констатировали у Александра Климова многочисленные повреждения: закрытую травму черепа, тупые травмы живота и грудной клетки, сопровождавшиеся разрывом печени и мочевого пузыря, переломы костей таза и другие. Врачи сделали ему операцию, но спасти уже не смогли. В пять утра он скончался от обширного внутреннего кровотечения. 

У Александра Сердюка и Анастасии Трифоновой были зафиксированы телесные повреждения, причинившие лёгкий вред здоровью.

По следам белого авто

Дальнейшее развитие истории помогают проследить видеозаписи с жетонов полицейских, остановивших автомобиль, подходящий по описанию, около двух ночи в Уланском районе, недалеко от Саратовки. Видеозаписи предоставили нам родственники погибшего Саши Климова.

Патрульный автомобиль получил информацию, что белая "Лада Приора" с характерными повреждениями, следующая со стороны Семея, замечена возле села Донского. За побитым автомобилем двигалась ещё одна машина. Судя по диалогу патрульных, она у них на глазах приехала со стороны Усть-Каменогорска. По словам патрульного, женщина из второго авто оказалась не то супругой, не то сожительницей подозреваемого.

На записи видно, что остановленный полицейскими водитель на просьбу предъявить документы реагирует достаточно странно. Он надолго "зависает" без движения, наклонившись внутрь своей машины. Создаётся впечатление, что он не вполне понимает требования патрульных. Им приходится вести его в полицейский автомобиль под руку, несколько раз повторять указания сесть и пристегнуться. При этом движется он достаточно скоординированно. 

Камера полицейского фиксирует обширные повреждения белой "Лады Приоры". Вдребезги разбит передний бампер справа, сильно помято переднее крыло и водительская дверь. В объектив попадает также женщина, вышедшая из второй машины. Она задаёт вопрос, где сбили человека. Затем она просит разрешения сесть в полицейскую машину вместе с водителем "Приоры". 


Состояние "Приоры" в момент её остановки полицейскими. Водитель, по его словам, не заметил столкновения

Водитель, подозреваемый в совершении ДТП и оставлении места трагедии, оказался полицейским — следователем ДП ВКО. Освидетельствование в селе Таврическом и проведённая в тот же день химико-токсикологическая экспертиза показали, что он был трезв. В крови не обнаружили следов этилового спирта. Свою вину в совершении ДТП он не признал, так как, по его версии, не нарушал правил дорожного движения.

"Тайны" следствия

По факту смерти Александра Климова от несовместимых с жизнью телесных повреждений, полученных в результате ДТП, было начато досудебное расследование по статье 345, части 3 УК РК (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности гибель человека). К нему присовокупили и статью 347 — оставление места происшествия. Предварительное следствие началось только 21 октября 2021 года — через 19(!) дней после трагедии. 25 октября водитель "Приоры" был задержан и водворён в изолятор временного содержания в Семее. С 29 октября делом занялось управление специальных прокуроров Прокуратуры ВКО. 

Водитель заявил, что парни не выставили знак аварийной остановки, вследствие чего он не знал, что на краю проезжей части могут находиться люди, занимающиеся ремонтом машины. Момент столкновения не заметил, потому что в салоне его авто играла громкая музыка. После столкновения он не остановился, поскольку решил, что наехал на кочку или ямку.

Следственный эксперимент установил, что видимость элементов дороги в месте трагедии при движении с ближним светом фар составляет 36 метров, а с дальним — почти 85 метров. При этом стоящих у машины мужчин в ближнем свете фар можно было различить с расстояния 49,5 метра, в дальнем свете — с 74,2 метра. 

Скорость автомобиля в момент наезда на людей, по мнению экспертов, установить невозможно. По словам водителя "Приоры", он держал около 100 километров в час. Это разрешённая скорость на данном участке трассы. По мнению экспертов, безопасной в сложившихся условиях была бы скорость 66,2 километра в час при ближнем свете фар и 108,7 — при дальнем.

Техническая экспертиза, проведённая в Нур-Султане в феврале 2022 года, не приняла во внимание видеофрагмент столкновения, мотивируя, что это видео со смартфона. Его переснял с регистратора Сердюка на свой телефон Фахриддин Алиев через несколько минут после столкновения. 

На единственном сохранившемся видео сбивший людей автомобиль в кадре практически не виден, поскольку мелькает слишком быстро. Февральская экспертиза заключила, что возможности предотвратить столкновение путём экстренного торможения не было. 

В постановлении прокуратуры приводится мнение эксперта из Нур-Султана (здесь и далее стилистика документа сохранена полностью): "Следует отметить, что объезд препятствий слева на автотрассе, тем более в ночное время не является безопасным, поэтому ответить на вопрос, располагал ли автомобиля марки "Lada-21705" гос.номер ... предотвратить наезд на Климова А.Е, Сердюк А.Д. и Трифонову А.И. путем объезда слева либо путём экстренного торможения, без точной скорости автомобиля не представляется возможным". 

Родные погибшего юноши не удовлетворились таким выводом. Повторная экспертиза была проведена по просьбе родных Александра Климова. Перед ней стояла задача установить, могло ли предотвратить трагедию соблюдение бокового интервала и возможен ли был в сложившихся условиях безопасный разъезд. Эксперты установили, что ширина проезжей части в этом месте составляет 7,7 метра. Безопасный интервал между автомобилями, по разным источникам, варьируется от 51 сантиметра до 1,2 метра. В реальности машина проехала в 43 сантиметрах от BMW Александра Климова. Не задеть парня, сидевшего у колеса, она просто не могла. Заключение экспертизы: боковой интервал соблюдён не был. При этом эксперт указывает, что соблюдение минимального интервала также привело бы к столкновению и что в данном случае нужно рассматривать не столько соблюдение бокового интервала со стоящими авто, сколько с пешеходами на краю проезжей части.

И тем не менее 2 июля 2022 года дело в отношении подозреваемого сотрудника ДП ВКО было прекращено по обеим статьям — "за отсутствием состава преступления". Цитаты из постановления Прокуратуры ВКО о прекращении досудебного расследования позволяют судить, на основании каких соображений это было сделано. 

"По результатам проведённых всех следственно-оперативных мероприятий каких-либо сведений, подтверждающих вину ... в совершении вышеуказанных уголовных правонарушений предусмотренных ст. ст. 345, 347 УК РК не добыто. Другие доказательства по делу не добыты, с учётом прошедшего периода времени исчерпаны все возможности для их дальнейшего сбора" (цитата из документа).

Согласно документу о прекращении уголовного дела, водитель белой "Приоры" на протяжении восьми месяцев был вовлечён в орбиту уголовного преследования и 173 дня незаконно содержался под стражей. Поэтому теперь он имеет право на возмещение причинённого ему вреда.

Вопросы без ответа

Несмотря на то что водитель "Приоры" был уволен из полиции по отрицательным мотивам — за дискредитацию правоохранительных органов (за отъезд с места происшествия), родные погибшего юноши считают, что виновный не понёс достаточного наказания. По их мнению, водителя, устроившего смертельное ДТП, пытаются увести от ответственности именно потому, что он полицейский. Разумеется, YK-news.kz не может оспаривать выводы, к которым пришли правоохранительные органы. Но при изучении документов и видеозаписей у нас возник целый ряд вопросов к тому, как было проведено следствие по делу о смертельном ДТП.

Ключевым моментом для определения вины водителя является скорость, с которой он двигался. Но видеозапись с регистратора Сердюка, переснятая на смартфон Алиевым, экспертизой для определения скорости не рассматривалась. Почему? Имеет ли значение, на какой носитель сделана запись, если достоверно известно, что она отражает момент трагедии? При этом заметим, что в постановлении прокуратуры упоминаются данные, полученные с видеорегистратора Сердюка.

Почему экспертиза называет безопасной скорость движения в 100 – 108 километров в час, если на этой скорости не удалось избежать столкновения с человеком? При этом человек не вышел на проезжую часть внезапно. Он сидел на корточках возле припаркованной на обочине машины с включённой аварийной сигнализацией. 

Почему следствие первоначально даже не ставило перед экспертами вопрос: мог ли виновник ДТП избежать наезда на пешехода, если бы соблюдал боковой интервал? Следствие интересовала только возможность экстренной остановки автомобиля. Лишь настойчивость родных погибшего заставила рассматривать возможность маневрирования в этой ситуации. При этом видеозапись с регистратора Сердюка свидетельствует, что во время столкновения полоса встречного движения была свободна. Почему боковой интервал не заинтересовал следствие с самого начала? И почему в материалах дела нет упоминания о том, предпринимались ли какие-либо попытки определить скорость автомобиля?

Есть масса вопросов к водителю белой "Приоры" и его показаниям. Как можно было не заметить момент удара, разворотившего бампер и смявшего крыло и водительскую дверь? Такой удар, безусловно, сопровождался сильным сотрясением, которое музыкой вряд ли можно заглушить. Почему водитель не предположил, проезжая мимо двух автомобилей с мигающей аварийкой, что налетел на что-то посерьёзнее кочки или ямки? 

Чем объясняется заторможенное состояние водителя в момент остановки его полицией, если, согласно данным экспертизы, он был трезв? Потрясением? Но ведь, по его версии, он не знал, что совершил ДТП. 

Ряд вопросов возникает по видеодоказательствам. В постановлении прокуратуры о прекращении уголовного дела содержится информация о том, что на сервере ДП ВКО отсутствовали три видеозаписи, относящиеся к моменту остановки автомобиля и следующему за ним часу. Согласно этому документу, экспертам понадобилось их восстанавливать. Оказалось, что в это время между полицейскими и подозреваемым шло обсуждение наезда на пешехода. Кто и зачем удалил записи? Когда записи были восстановлены, эксперты пришли к выводу, что диалог при обсуждении ДТП имеет скрытый смысл, его участники понимают, о чём они говорят. Означает ли это, что на самом деле водитель осознавал, что сбил человека?

Что случилось с записями с видеорегистратора автомобиля Александра Сердюка? Приложены ли оригиналы этих записей к материалам уголовного дела? Если да, то почему эксперты не рассматривали их для определения скорости автомобиля?

И наконец, каким образом знание или незнание водителем "Приоры" последствий столкновения отменяет тот факт, что в результате этой встречи на дороге погиб человек? Почему при определении вины водителя следствие не берет в расчёт требование Правил дорожного движения РК, установленное в подпункте 3 пункта 5 главы 1, которое гласит, что участники дорожного движения обязаны "создавать безопасные условия для дорожного движения, своими действиями или бездействием не причинять вреда другим участникам дорожного движения, их транспортным средствам и иному имуществу". А также пункта 1 главы 10, где установлено: "Водитель ведет транспортное средство со скоростью... учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость обеспечивает водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении препятствия и (или) опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он принимает меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства или безопасному для других участников движения объезду препятствия".

Соблюдал ли эти требования Правил дорожного движения водитель "Приоры"? 

Мы не нашли в документах следствия его утверждений о том, что он не видел припаркованных автомобилей с включённой аварийной сигнализацией. При этом водитель заметил, что пострадавшие не выставили знак аварийной остановки*.

Почему данные экспертизы, указывающие расстояние, на котором водитель должен был заметить людей при ближнем и дальнем свете фар, не соотносятся с полным бездействием водителя — нет ни тормозного пути, ни следов маневрирования. Ведь при меньшей скорости или большем боковом разъезде последствия могли быть не столь фатальными. Разве собственные показания подозреваемого о том, что он не видел пешеходов и не почувствовал смертельного столкновения с ними, не говорят, что водитель в момент ДТП не контролировал движение собственного авто в полной мере, как того требуют Правила?..

В постановлении Прокуратуры ВКО мы не увидели ответов на эти вопросы.

P. S. Восьмого июля 2022 года мать погибшего парня обратилась с жалобой на организацию следствия в Генеральную прокуратуру РК. Она намерена добиваться возобновления расследования по делу о смерти её сына.

Ирина Плотникова
Фото и кадры из видео предоставлены родными и друзьями Александра Климова

От редакции

Честно говоря, люди с водительским опытом в нашей редакции не смогли представить условия, при которых можно сбить человека насмерть и не заметить этого. Поэтому мы выехали на место происшествия и попросили свидетелей помочь нам в восстановлении общей картины того, что произошло на 25 километре от Семея трагической ночью 2 октября. Мы, ра­зумеется, не эксперты. Но кое-какие аспекты эта поездка для нас прояснила.

Место трагедии представляет собой прямую, как стрела, дорогу, которая хорошо просматривается вдаль. Поэтому водители на этом участке жмут на газ от всей души. Признаемся честно, что мы двигались с лёгким превышением скорости — около 108 километров в час, поскольку эта скорость в материалах экспертизы была указана в качестве безопасной. И лишь одно авто несколько километров держалось за нами, двигаясь с той же скоростью. Зато обошли нас примерно шесть машин. Вывод: по нашим наблюдениям, соблюдение скоростного режима на этом участке — скорее исключение, чем правило. 

Мы запарковали свой автомобиль с включённой "аварийкой" на месте октябрьского ДТП и стали наблюдать за тем, как мимо него проходят остальные участники движения. Следует отметить, что немало водителей снижали скорость при приближении к нам. И все машины, проехавшие мимо нас, выдерживали боковой интервал в метр с лишним от края обочины, не выезжая на встречную полосу. Места на полосе хватило для безопасного разъезда с нами даже КамАЗам. Вывод: мы считаем, что соблюдение безопасного бокового интервала на этом участке не сопряжено с риском, если контролировать автомобиль и позаботиться о безопасном разъезде заблаго­временно.


Ширина дороги в месте трагедии, на наш взгляд, позволяет безопасный боковой разъезд.

С наступлением темноты мы решили проверить, на каком расстоянии сумеем заметить мигающую "аварийку" и людей, стоящих и сидящих перед машиной. Чистота эксперимента была нарушена тем, что на этот раз на обочине стояло только авто Александра Сердюка, тогда как в ночь трагедии место остановки освещалось сигнализациями двух машин. По словам свидетелей, погодные условия в целом напоминали те, при которых произошла трагедия: низкая облачность, пару часов назад прошёл дождь. 

Аварийную сигнализацию мы заметили примерно за километр. А вот людей за машиной Сердюка в ближнем свете фар, надо признать, сумели разглядеть буквально в последнюю секунду. Все ребята были в тёмной одежде, двое сидели на корточках, полускрытые машиной Сердюка. Вывод: мгновенно сманеврировать, обнаружив перед бампером людей, водитель "Приоры", вероятнее всего, не смог бы, даже если бы попытался. Другое дело, что, по версии свидетелей, он не пытался это сделать. А по его словам, людей он даже не заметил. Но загодя принять влево при виде мигающей "аварийки" и ехать вдоль линии разметки без выезда на встречную полосу, обеспечивая безопасный боковой интервал, для водителя, по нашему мнению, не представляло сложности. Тем более что встречных машин, судя по видео с регистратора Сердюка, в это время не было. 

Далее мы сделали видеозапись проезда мимо припаркованного "аварийного" автомобиля машины на скорости 100 километров в час. Именно такую скорость указал водитель "Приоры". Съёмка велась примерно с такого же расстояния, с которого момент столкновения зафиксировал видеорегистратор Сердюка. Оказалось, что машина, едущая с такой скоростью, хорошо просматривается на видео. Несмотря на тёмное время суток, угадываются её очертания и габариты. При этом наш водитель признался, что во время движения с трудом сдержал рефлекс, требующий притормозить при приближении к мигающей "аварийке".


А это видео мы засняли сами в порядке эксперимента с участием свидетелей трагедии. Наш водитель проезжает мимо стоящего на обочине автомобиля со скоростью 100 километров в час. Очертания машины видны и в момент проезда, и в следующую секунду.

При сравнении фрагментов видео ДТП, переснятого с регистратора Сердюка, и нашей съёмки, разница в скорости нам показалась очевидной. Вывод: по нашему мнению, скорость "Приоры" превышала заявленную.

Таким образом, не будучи экспертами, опираясь на свой водительский опыт, мы попытались самостоятельно разобраться в ситуации. И для нас по-прежнему остаётся непонятным, что могло помешать водителю "Приоры" обеспечить безопасный боковой интервал. 

Корреспондентам YK-news.kz постоянно приходится обрабатывать дорожные сводки департамента полиции ВКО. Объяснения причин в подобных случаях, как правило, звучат просто и одно­значно: не выбрал безопасную скорость движения и не справился с управлением. Почему же в данной ситуации привычная формула не действует? Неужели потому, что в эту формулу затесались погоны?