Город Усть-Каменогорск Сегодня

27 октября Среда 2021, 18:28
425.48 494.2 6.14 66.67

Появится ли качественная и доступная рыба на столах жителей ВКО?

09:20 19 Сентябрь 2021
0
Появится ли качественная и доступная рыба на столах жителей ВКО?

Рыбоводство относится к рискованным видам бизнеса, который зависит от природных условий и регулярности поставок

Фото: Виктор Абакумов

В Казахстане всерьёз намерены восстанавливать рыбную отрасль. Ежегодно наша республика экспортирует порядка 30 тысяч тонн рыбной продукции. Подавляющее большинство этой рыбы вылавливается в наших водоёмах, но примерно пятая часть выращена в садковых хозяйствах. Почему продукция местного производства не становится обычным блюдом в рационе восточноказахстанцев? Чего рыбоводы ждут от готовящегося закона об аквакультуре? С какими препятствиями сталкиваются энтузиасты, рискующие выращивать рыбу в ВКО, изучал корреспондент YK-news.kz.

Амбициозные планы

Восточный Казахстан — один из немногих регионов страны, щедро одаренных водными ресурсами. Наши реки и озёра — это не только возможность отдыха и оздоровления в красивейших рекреационных зонах, но и богатейший ресурс для рыбного хозяйства.

Между тем рыба — не самый частый гость на нашем столе. В настоящее время есть её для среднестатистического жителя области — это скорее роскошь. Цена на свежую рыбу в Усть-Каменогорске колеблется от полутора до двух с половиной тысяч тенге. Дешевле тысячи тенге стоит только свежая щука. Копчёная красная рыба и вовсе "кусается". За килограмм сёмги на рынке просят более четырех тысяч тенге, а в магазине она обойдётся уже в девять – десять тысяч. Форель в магазине стоит от шести до восьми тысяч тенге за килограмм. Не удивительно, что всё это на прилавках часто залёживается и теряет товарный вид, делаясь ещё менее привлекательным для покупателя.

По подсчётам специалистов, казахстанцы съедают в год менее четырёх килограммов рыбы на человека, тогда как ВОЗ рекомендует потреблять в четыре раза больше. Для сравнения, в соседних России и Китае едят в среднем 20 – 40 килограммов в год. Таким образом, внутренний рынок рыбной продукции в Казахстане явно недоразвит. Да и заполняется он чаще всего за счёт импорта. Развитие собственного рыбоводства позволило бы сделать ценный пищевой продукт доступным по цене. Да и за пределами страны потребители легко нашлись бы.

В ВКО разработана и принята региональная программа развития рыбного хозяйства на следующие десять лет. Согласно информации управления природных ресурсов и регулирования природопользования, к 2030 году в Восточном Казахстане планируют получить 9,7 тысячи тонн товарной рыбы, из них 8,5 тысячи тонн лососевых, 1,2 тысячи тонн карповых, 45 тонн осетровых. И главная задача состоит в том, чтобы вырастить это поголовье в специальных рыбоводческих хозяйствах, не нанося ущерба природным ресурсам нашего края.

В настоящее время в окрестностях Усть-Каменогорска действует два рыбоводческих хозяйства. В 2020 году существующими хозяйствами было произведено 325 тонн товарной рыбы. Планируется создание ещё семи новых садковых линий, расширение производственных возможностей существующих восьми водоемов и создание новых озерных хозяйств.

Земельный вопрос

Бизнесмены, рискнувшие организовать садковые хозяйства, сталкиваются с целым рядом проблем, которые препятствуют развитию отрасли. Одна из них — это невозможность создания необходимой производственной инфраструктуры в водоохранной зоне. Об этом уже год говорят на самом высоком уровне.

— Проанализировав действующее законодательство, нами выявлены следующие основные проблемы, — заявил на заседании правительства министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев. — Первое — это запрет на строительство рыбовод­ных хозяйств и сооружений в водоохранной полосе. Второе — переплата за потребление воды при выращивании рыб, то есть рыбоводы платят за весь объем забранной воды, при том что основная часть воды возвращается обратно. В ряде стран, где аквакультура имеет успешное развитие, действует отдельный закон, регулирующий отношения в области искусственного выращивания рыбы. Поэтому считаем целесообразным разработать закон "Об аквакультуре".

Принятия этого закона рыбоводы ВКО ждут уже целый год. Они надеются, что он снимет имеющиеся противоречия между задачами охраны природы и нуждами производства.

— Земля моя, в частной собственности, — рассказывает директор ТОО "ШыгысУниверсал" Вячеслав Асанов. — Здесь были дачные участки, я их скупил. Но целевое назначение земли — садовое общество. А нужно рыбоводческое хозяйство с рекреацией. Туристический бизнес — это тоже приоритетная государственная программа. Я устроил у себя беседки и пруд для спортивной рыбалки. Кроме того, нужны помещения для работников, для хранения кормов. А по законодательству всё это строить нельзя. Пока на это просто закрывают глаза и не наказывают нас. Сейчас нам обещают принять специальный закон об аквакультуре, где хотят официально снять ограничения водоохранной зоны, береговой линии водохранилищ для садковых хозяйств. Потому что нам это необходимо. Как только закон примут, это положение должны будут спроецировать в Земельный кодекс. К сожалению, не всё так быстро. А строиться нам надо здесь и сейчас. Нам выставили планы, мы обязаны выращивать на этом водоёме тысячу тонн рыбы, иначе получается, что мы не выполняем договорные обязательства по аренде. Это такая загвоздка юридически несовместимая.

Импортное и своё

Рыбоводство относится к рискованным видам бизнеса, который зависит от природных условий и регулярности поставок. Прошлый "ковидный" год не позволил нашим рыбоводам выйти на запланированные объёмы товарной продукции. Из-за закрытия границ хозяйства недополучили вовремя посадочный материал и корма. Какие-то из этих проблем при соответствующих условиях местные рыбоводы могли бы решить сами. В ТОО "ШыгысУниверсал" планируют полностью покрыть собственную потребность в мальках.

— Своё маточное поголовье у нас находится в режиме созревания, — рассказывает директор. — Осенью и следующей весной мы уже будем получать икру от своих "мамочек" и "папочек". В городе сейчас строим большой и мощный мальковый цех для содержания маточного поголовья в бассейнах и подращивания мальков. Все эти процедуры должны быть круглогодичные, а не зависеть от погоды. По мальку, я думаю, мы начнём полностью свои нужды обеспечивать.

Иначе дело обстоит с прокормом разводимого поголовья. По мнению бизнесмена, корма всегда будет выгоднее покупать у авторитетных производителей за рубежом. Тому есть несколько причин.

— Производство кормов, по моему мнению, в Казахстане делать не стоит, — поясняет Вячеслав Асанов. — Не получится. Во всех странах, которые этим занимаются, заводы находятся в портовых городах. Для производства нужна рыбокостная мука. Её ве­зут оттуда, где очень много морской рыбы добывается и перерабатывается дёшево. А нам проще привозить сюда готовый корм. Изготовление его — это очень сложный процесс со множеством нюансов. Мы это пробовали. Я сделал мини-цех со всем оборудованием. Использовали рыбокостную муку с Зайсана. Но тонкость в том, что вкус рыбы закладывается кормом. На наших кормах из леща и щуки у форели получился вкус леща и щуки.

Своими руками рыбоводы ВКО делают необходимое в хозяйстве оборудование, а также туристическую инфраструктуру на берегу. Строительство планируют на зимние месяцы, когда работы на садках замирают в соответствии с сезоном. Рыбоводческие хозяйства позволяют трудоустроить жителей прибрежных сёл, хорошо знакомых со спецификой работы на воде.

Перепрыгнуть барьер

ТОО "ШыгысУниверсал" существует третий год, но бизнесмен уже начинает задумываться, что будет, когда в рыбоводческую отрасль ВКО придут новые игроки и внутренний рынок заполнится продукцией. Тогда неминуемо встанет вопрос об экспорте за рубеж, где форель уже сейчас популярнее, чем в Казахстане.

— Рыба пользуется спросом, когда она свежая — не замороженная, а охлаждённая, — поясняет Вячеслав Асанов. — Для этого её надо запотрошить, удалить кишки, где может развиться гниение. После этого рыба пересыпается льдом и запечатывается в пенопластовую коробку. В таком состоянии у неё срок годности — десять дней. В республике есть правила по охлаждённой продукции, но они касаются только мяса и курицы. Казахстан мы быстро накормим, у нас около 18 миллионов населения, а в соседней России — 160 миллионов. Но мы не можем туда выйти, мешает процедура. Я получаю справку о происхождении рыбы, она делается сутки. На основании этой справки я должен сделать заявку в ветеринарию, что мне нужно сделать отбор проб для подачи на экспертизу. Ещё сутки. В лаборатории процедура — минимум пять рабочих дней. Плюс два выходных. То есть примерно через девять дней у меня будет пакет документов, чтобы начать оформление таможенного ветеринарного сертификата. Само оформление машины я буду делать больше суток. Внутренний сертификат, сертификат таможенного союза. Мы возим туда-сюда инспекторов на досмотр. Итого, через десять дней мы получим оформленную и загруженную машину. Но дата выработки будет стоять десятидневной давности. До Новосибирска — сутки, до Москвы — три дня. А срок годности уже вышел.

Бизнесмена беспокоит, что страны, где процедура оформления упрощена, уже сейчас занимают рынки, куда могли бы прийти наши производители. На рынки России уже сейчас поступает рыба из Армении, Узбекистана, Кыргызстана.

— Я поднимаю только те вопросы, которые решаются в кабинетах и не требуют денег — просто подпись министра сельского хозяйства, — говорит Вячеслав Асанов. — Надо изменения в правила внести.  

Трудности начинающих

Появление на прилавках ВКО доступных по цене форели, осетровых, сиговых рыб напрямую зависит от того, как скоро придут в рыбоводческую отрасль новые игроки и насколько успешно они сумеют развернуть свой бизнес. Но и здесь, по словам опытного предпринимателя, энтузиасты могут встретиться с многочисленными трудностями. И дело даже не в том, что всё рыбное поголовье, сидящее в садках, может внезапно погибнуть за каких-то 20 минут в результате изменения температуры или качества воды. Не легче будет, по словам Вячеслава Асанова, решать и финансовые вопросы. Потому что банки не торопятся давать кредиты под залог садковых линий, расположенных на отдалённых берегах. Ведь это залоговое имущество в случае чего едва ли будет продано. Оно интересует очень немногих. В качестве гарантии требуют недвижимость в городе.

Решить эту проблему могли бы государственные субсидии. Этот механизм уже работает. Государство помогает получить разовую инвестиционную субсидию, на которую можно приобрести и установить садковую линию. Это вложение может работать на протяжении 20 лет. Но рыбоводам нужна и другая помощь.

— После реализации рыбы на каждый килограмм нам положена субсидия за корма, — высказывает мнение бизнесмен. — В других областях Казахстана их получают, а мы — нет. Ладно, мы уже на ноги встали. Но те, кто придёт в отрасль впервые, будут в них нуждаться хотя бы первые пять лет. Это уже в законе прописано и в других областях работает. Начинающим хозяйствам это дало бы серьёзный толчок к развитию. Мне кажется, что со временем все вопросы решатся. Но время — это деньги. И упущенная выгода, потерянные рынки. Планы, которые поставлены для Бухтарминского водохранилища, — они реальные. Это можно сделать. Но надо снимать барьеры.

Ирина Плотникова