Город Усть-Каменогорск Сегодня

7 декабря Вторник 2021, 08:53
436.29 492.83 5.92 68.48

В Кокпектинском районе отдыхающие оставляют мусор в пределах береговой линии Бухтарминского моря

16:25 5 Сентябрь 2021
0
В Кокпектинском районе отдыхающие оставляют мусор в пределах береговой линии Бухтарминского моря

Побережье водохранилища вдоль трассы Р-160, что ведет от поворота на Самарское до ныне бездействующей Васильевской переправы, хорошо известно не только жителям ВКО, но и любителям золотых пляжей и теплой воды из сопредельных стран. Самарские пески, Миролюбовка, Новостройка (бывший Песчанский ХПП), Сарыбель (бывший Чистый яр) давно уже обросли базами отдыха и палаточными городками. Печально, что отдыхающие здесь туристы не очень беспокоятся о том, чтобы соблюдать элементарную чистоту.

Эти места туристы-палаточники и любители рыбной ловли стали осваивать еще с 50 – 60-х годов прошлого века. В силу того, что счастливых обладателей авто в те годы можно было пересчитать по пальцам, отдыхающие на берегу горожане знали друг друга в лицо и по имени. Сообща переживали местный экстрим в виде шквалов, приходящих с нарымского берега, и дикого быта с готовкой на костре и ночевками под открытым небом, по-дружески делили пространство немногочисленных стоянок и рыбные угодья, совместно пользовались инвентарем, который просто оставляли на берегу до следующего приезда.

— На нашу стоянку ездили три семьи, — вспоминает старожилка чистоярского берега Елена. — Встречались только здесь, хоть и жили в одном Усть-Каменогорске. Рассказывали новости, накопившиеся за год. Когда уезжали домой, то оставляли друг другу дрова (они здесь в дефиците), решетки для костра и даже самодельную коптильню для рыбы. И ни разу не было так, чтобы кто-то бросил стоянку грязной, чтобы на ней валялся мусор или бутылки. Наши мужчины даже окурки собирали и увозили на свалку. Немыслимо было насорить на берегу, где останавливались знакомые друг другу люди — такую свинью подложить ближнему никто не хотел.

Теперь все иначе. Персональным автомобилем уже никого не удивишь. На побережье можно увидеть не только местных отдыхающих, но и машины с номерами других регионов Казахстана, российскими, узбекскими. Да и берег разительно изменился: как грибы после дождя выросли на золотых песках базы отдыха, протянулись к ним новые проселочные дороги, утыканные указателями и рекламными щитами. А в последние два года, когда летний отдых на турбазах стал предполагать сдачу ПЦР-теста, поток любителей дикого отдыха вырос в сотни раз.

— В основном толпа собирается здесь в выходные дни, — рассказывает Елена. — Порой люди буквально на голову друг другу становятся. И приятного от такого соседства мало. Пьянство, громкая музыка. Если ты приехал общаться с природой, зачем глушить ее звуки бессмысленно орущей магнитолой? Этого добра и в городе наслушаться можно. В последнее время пошла мода на фейерверки. В разгар винопития многие начинают их запускать. Некоторые ради забавы привозят оружие. Палят по бутылкам, оставляя горы битого стекла, а порой жертвами любителей пострелять становятся птицы — чайки, бакланы. Все это потом море выносит на пляж, где купаются их же дети. Зачем?

Самая большая проблема — горы мусора, которые оставляют отдыхающие. Некоторые из них не дают себе труда собрать отходы своей жизнедеятельности, оставляя смердящие кучи гнить на берегу.

— Мы теперь свой отдых начинаем с субботника, — вздыхает Елена. — Иначе никак. Надеваем перчатки, берем пакеты и собираем все, что можно собрать: банки, бутылки, стеклобой, упаковку, туалетную бумагу, проволоку. Бывает, даже мясо бросают, оставшееся от шашлыков, представляете запах?

Есть отходы, которые собрать сложно, — слитое кем-то прямо в песок отработанное машинное масло; обрывки рыболовной сети, намертво забитые прибоем под камни береговой линии; километры веревок и шнуров от тех же сетей или якорей рыбацких лодок, тянущиеся к балласту, лежащему где-то на дне.

— А что делать? — разводит руками наша собеседница. — Берем лопату и закапываем масляные пятна, гнилые остатки пищи, человеческие экскременты. Камни ворочаем, чтобы вытащить эту сеть; дохлую рыбу из нее выпутываем и устраиваем ей достойное погребение. Приезжаем в следующий раз — и все повторяется. Люди ведут себя так, будто больше никогда сюда не приедут. Или на то и расчет, что подобные нам простофили бесплатно все уберут? Раньше мы на стоянке писали углем на камнях: "Не бросайте мусор. Свалка в 9 километрах". И направление указывали. Но эти призывы никакого действия не возымели.

Беда в том, что любители чистоты в основном ездят в одно и то же место, а стоянок на берегу бесчисленное множество. Уберут в одной бухте, а в других отходы останутся лежать, пока их не размечет по степи и акватории очередной шквал, которых здесь бывает немало.

— Мы используем для готовки воду прямо из моря, — рассказывает туристка Ирина. — Но был год, когда мы все отравились. Мучились животом, пока не догадались обследовать берег в том месте, где брали воду. Оказалось, там под камнями лежала ловушка с дохлыми раками, которую просто так было не заметить, пришлось нырять с маской. Теперь каждый раз начинаем с того, что тщательно осматриваем берег и линию прибоя.

От Сарыбеля к палаточным городкам ведет сеть проселочных дорог, которые год от года меняют свое направление из-за большого количества оврагов с осыпями. Вдоль дорог то и дело встречаются валы из мусорных пакетов. И это несмотря на то, что при выезде на трассу стоит указатель, сообщающий, что в нескольких километрах от берега водохранилища расположен деревенский полигон для сбора ТБО, где отходы хотя бы изредка пересыпают грунтом, лишая летучести. Да и местность не совсем уж дикая — рядом село и несколько турбаз на побережье. Тем не менее масштабы замусоренной территории продолжают увеличиваться.

В областном департаменте экологии нам дали разъяснения по поводу того, что необходимо делать в случае обнаружения несанкционированной свалки и виновников ее возникновения.

— Контролировать чистоту берега — обязанность местных исполнительных органов, — сообщил исполняющий обязанности главного государственного экологического инспектора по ВКО Адилжан Актанов. — А ответственность по данным фактам наступает по статье 505 Кодекса РК "Об административных правонарушениях" за выброс отходов в неустановленных местах. Очевидцам подобных нарушений следует обращаться в органы полиции, при этом в качестве доказательства необходимо приложить фото или видеоматериалы, фиксирующие правонарушение.

Но местные органы власти расположены в селе Кокпекты, которое находится в 150 километрах от Сарыбеля. А жителям села в большинстве своем нет дела до того, что происходит в диком поле, где нет сельскохозяйственных посадок.

— Я часто хожу гулять по степи, делаю фото, — рассказывает житель Усть-Каменогорска Мирослав. — Обычная картина: едет вереница легковушек, возвращаясь с берега. Останавливаются в степи, открывают двери — и полетели мешки. Порой это так быстро происходит, что не успеваешь их сфотографировать, чтобы сообщить куда следует.

В последнее время популярны экологические акции, в ходе которых волонтеры и просто неравнодушные люди очищают от мусора берега рек и другие общественные места, но песчаные пляжи Кокпектинского района слишком далеко от областного центра и крупных населенных пунктов, чтобы запросто организовать такую работу. Рассчитывать же на помощь законопослушных отдыхающих и вовсе не приходится, ведь для того, чтобы вывезти с берега уже накопившиеся там отходы, понадобится не один самосвал.

В последнее время пляжи вдоль трассы Р-160 становятся все более популярными как зона отдыха выходного дня. Автотуристы продолжают приезжать сюда, и с каждым годом их число становится больше. А с ним растут и горы мусора, убирать которые никто не спешит. А следовательно, перспектива у этого райского места, увы, невеселая.

Мира Круль