Город Усть-Каменогорск Сегодня

20 апреля Суббота 2024, 19:33

В ВКО растёт число пациентов с психическими расстройствами:следует ли их бояться?

08:30 9 Март 2024
0
В ВКО растёт число пациентов с психическими расстройствами:следует ли их бояться?

К людям с ментальными заболеваниями зачастую относятся предвзято, с негативом и опаской. И такое отношение со стороны общества лишь усугубляет существующую проблему: больные даже при наличии симптомов отрицают психическое расстройство и избегают обращения к специалистам.

Громкие истории

Практически каждое происшествие, связанное с душевнобольными, становится для области сенсацией. Жители Восточного Казахстана активно обсуждают соответствующие новости в интернете, делятся ими с друзьями и пересказывают коллегам.

Иногда так происходит потому, что подобные новости действительно выглядят пугающе. Например, в июне 2023 года в СМИ появилась информация, что житель областного центра, страдающий шизофренией, причинил ущерб чужому автомобилю, поцарапав покрытие  ножом, а потом замахнулся на владельца транспорта, который попытался его остановить.

Чуть позже этот же нарушитель спокойствия напал на женщину, которая шла по улице по направлению к школе, расположенной недалеко от того торгового центра, где пострадала машина устькаменогорца. Горожанка отправилась встречать из школы ребенка, но, не дойдя до учебного заведения, подверглась грубой атаке незнакомца, который с ругательствами повалил ее на землю и стал пинать ногами по телу и лицу. В руке у нападавшего был пакет, из которого он достал нож. Женщина, увидев холодное оружие, взмолилась о пощаде, после чего агрессор прекратил избиение и убежал в прилегающий двор.

Сотрудники правоохранительных органов, получившие в один день два заявления с очень похожими описаниями нарушителя, вскоре задержали злоумышленника. Проведенная в ходе следствия медицинская экспертиза показала, что задержанный давно страдает шизофренией и совершил нападения в состоянии невменяемости.

Иногда причиной повышенного интереса к новостям о происшествиях с участием людей с психическими расстройствами становится поведение героев новостей, которое выходит за рамки общепринятых норм. Так, в сентябре 2020 года очевидцы сняли на видео голую женщину, которая разгуливала по улицам Усть-Каменогорска с младенцем на руках. На ребенке также не было одежды.

Женщина подходила к автомобилям, которые останавливались на светофоре, пыталась открыть двери и ложилась на проезжую часть перед машинами, препятствуя движению. В конечном итоге нарушительницу общественного порядка забрали сотрудники полиции, которые доставили ее в центр психического здоровья.

Систематический прирост

Как сообщили в Восточно-Казахстанском областном центре психического здоровья, на сегодняшний день в регионе на учете с психическими и поведенческими расстройствами состоят 17 429 человек, из них 7 462 столкнулись с ментальными заболеваниями на фоне приема психоактивных веществ, 9 967 имеют расстройства иной природы.

— В динамике наблюдается увеличение числа лиц с психическими и поведенческими расстройствами, — отметили в учреждении.

Так, общее количество больных увеличилось на 3,6 процента. Из них количество не употребляющих психоактивные вещества лиц выросло на 1,9 процента, а количество больных из числа употребляющих лиц сразу на 6,1 процента.

Тенденции на увеличение количества людей с ментальными заболеваниями в регионе наблюдаются не первый год. Однако, по мнению специалистов, это вовсе не говорит о том, что на улицах стало менее спокойно или безопасно.

Лица, склонные по своему психическому состоянию к социально опасным действиям, состоят в первой группе динамического психиатрического наблюдения. Сейчас в области насчитывается 56 таких человек.

Большинство людей с расстройствами опасны не более, чем здоровые.

— Допустим, возьмем пациента с параноидной формой шизофрении. Вот он находился длительное время в ремиссии. Потом у него обострился бред. Он начал говорить нелепости, перестал спать ночью, — рассказывает врач-психиатр и специалист второго мужского отделения ВК ОЦПЗ Кылышбек Бакаев. — Он в целом спокоен и не опасен.

Непрямую угрозу для окружающих могут представлять пациенты, которые во время острого психоза становятся крайне возбужденными, взволнованными и расторможенными, то есть буйными.

— Обострение — это состояние. А то, что люди называют словом «буйный» — это отдельный симптом, который не обязательно возникает при обострении. В медицине это называют «психомоторное возбуждение», — добавляет Кылышбек Боранович.

Такие больные не стремятся причинить вред другим, но могут сделать это случайно. Например, непреднамеренно толкнуть или ударить, если их пытаются ограничить в движении, успокоить посредством прикосновений и так далее.

И прямую угрозу для окружающих представляет лишь небольшой процент больных.

— Люди с императивными слуховыми галлюцинациями при обострении могут быть опасны, если голоса приказывают убить кого-то или себя, — отмечает специалист. — Например, у нас был пациент с параноидной формой шизофрении. У него как раз были императивные, то есть приказывающие голоса. И голоса сказали ему повеситься. Он пошел в сарай и сделал петлю. Но тут пришла кошка. С кошкой он тоже разговаривал. Она сказала ему: «Не вешайся». И, получается, спасла его.

При этом голоса не всегда отдают приказы. Они могут быть бытовыми: давать советы по поводу стирки или подсказывать, как правильно варить борщ. Могут быть комментирующими или обвиняющими. Но какими бы они ни были, от них можно ожидать постоянства.

— Голоса и фабула (тематика или содержание — прим. автора) бреда не меняются резко. Не может голос, который сегодня говорит «Нам надо на ужин приготовить вот это» завтра сказать «Нам надо убить того-то». Изменения будут постепенными, — уточняет  Кылышбек Бакаев.

То есть больной с «мирными» слуховыми галлюцинациями не станет в одночасье одержим идеей причинить кому-то вред под влиянием голосов.

Стигма: была, есть и будет?

— Во время ремиссии наши пациенты — обычные люди, — подчеркивает мой собеседник. — Среди них многие имеют свои собственные семьи, детей. Ходят на работу, живут самой обычной жизнью.

На сегодняшний день ряд поведенческих и психических расстройств не поддается лечению. Например, шизофрения.

— Да, некоторых пациентов нельзя вылечить. Но их можно вывести в стойкую ремиссию, — поясняет психиатр. — В некоторых случаях пациент может слышать голоса даже в ремиссии, если болезнь имеет непрерывный характер течения. Однако у человека сохраняется самокритика: он понимает, что голоса нереальны и являются всего лишь проявлением болезни.

По словам Кылышбека Борановича, ему известны случаи, когда больные придерживались всех рекомендаций психиатра и принимали лекарства, в результате чего много лет подряд избегали и продолжают избегать рецидивов.

— Современные препараты не вызывают никаких осложнений, — утверждает Кылышбек Бакаев. — У них, конечно, бывают побочные эффекты, как и у любых других лекарств. Но если побочные эффекты развиваются, мы отменяем основной препарат и назначаем средства для коррекции состояния.

Как происходит лечение? Если человек начинает замечать у себя симптомы душевного расстройства и обращается к психиатру самостоятельно или по настоянию родственников, ему ставят диагноз и назначают препараты.

Ну а если пациент поступает в острое психотическое отделение с психозом, его госпитализируют на срок от одного до трех месяцев. В первые дни пребывания в учреждении человека выводят из острого состояния, а затем назначают поддерживающую терапия для достижения устойчивых результатов. Лечат пациентов с помощью медикаментов и психотерапии.

Врач подчеркивает: все пугающие истории о психиатрических больницах — не более чем клише.

— Например, смирительные рубашки не используют с середины ХХ века. Их отменили, так как это негуманно. Почему их использовали? Просто раньше не было антипсихотических препаратов. Они быстро купируют острые состояния, и в смирительных рубашках нет необходимости, — уточняет Кылышбек Бакаев.

Но, несмотря на это, многие предпочитают избегать обращения к специалистам и упорно отрицают наличие у себя проблем с ментальным здоровьем.

— У нас были такие пациенты, которые обращались к знахарям, ходили в церковь изгонять бесов, ходили к муллам. Это не помогло, и они пришли к нам. Мы для них — последняя инстанция, — делится врач.

По его словам, это больше свойственно возрастным пациентам или возрастным родственникам пациентов. Так, шизофрения обычно проявляется в позднем подростковом возрасте и юности. И сейчас она манифестирует* у людей, которые родились в 2000-х.

— Если советские родители побаиваются, то современные сразу обращаются, — объясняет Кылышбек Боранович. — Был случай такой: отец привез к нам молодого парня, которому было чуть-чуть за 20. У парня был психоз. В психомоторном возбуждении он был похож на одержимого. Отцу пришлось связать его, чтобы довезти. Парень буйствовал, дрался, хрюкал, говорил, что он сын Люцифера. Только что по стенам не ползал. В таком состоянии он находился еще дня три после поступления. Кричал на всю больницу. Пришлось закрыть его в отдельной палате, но он выбил дверь кроватью. В результате четверо санитаров и я кое-как уложили его на кровать и привязали с помощью средств мягкой фиксации. Мы редко прибегаем к таким мерам, только если больной может навредить себе и окружающим.

Молодого человека вывели в стойкую ремиссию и выписали. Он вернулся к нормальной жизни.

Помимо страха обратиться к психиатрам, больным и их родственникам зачастую мешает стигма. А если люди все-таки обращаются за помощью, то предпочитают скрывать этот факт, как и диагноз.

— Стигматизация в обществе страшная. Даже близкие люди могут стигматизировать больного, — замечает собеседник.

Между тем только грамотно подобранное лечение способно избавить человека от тяжелых, а порой и мучительных симптомов.

— Один пациент под воздействием голосов кастрировал себя, — приводит примеры врач. — Другой пациент поступил из воинской части с психозом. Начал слышать голоса, рисовать демонов в блокноте и считал, что кто-то хочет его убить. Он говорил: «У меня в голове каша, мои мысли мне не принадлежат». Не понимал, что происходит, и плакал из-за того, что окружающие тоже не могут его понять. Порезал себе руки под влиянием голосов.

*Манифестация — первое проявление выраженной, типичной болезненной симптоматики.

Елизавета Седых